Роман

  Свя­той Бла­го­вер­ный Князь Ро­ман Ря­зан­ский (в ми­ру Яро­слав) про­ис­хо­дил из доб­лест­но­го ро­да ря­зан­ских кня­зей, за­бо­тив­ших­ся о ве­ре и бла­го­че­стии. Ро­до­на­чаль­ником ро­да был пра­внук Свя­то­го Рав­ноап­о­столь­но­го Ве­ли­ко­го Кня­зя Вла­ди­ми­ра - князь Яро­слав-Кон­стан­тин, а его де­ти кня­зья Ми­ха­ил и Фе­о­дор про­сла­ви­лись свя­то­стью жиз­ни.
  Дет­ство и юность Свя­то­го Кня­зя Ро­ма­на при­шлись на са­мый пер­вый пе­ри­од мон­го­ло-та­тар­ско­го ига и это ос­та­ви­ло от­пе­ча­ток на судь­бе Свя­то­го Кня­зя Ро­ма­на. 
  Ли­шен­ный род­ных и кро­ва, Свя­той Князь Ро­ман с юно­сти шел к ис­по­вед­ни­чес­ко­му по­дви­гу пу­тем скор­бей и стра­да­ний. Вос­пи­та­ние его бы­ло, по бла­го­че­сти­во­му рус­ско­му обы­чаю, цер­ков­ное. На­ча­ло пре­муд­ро­сти – страх Бо­жий – по­ла­га­лось в ос­но­ва­ние жиз­ни через чте­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Крот­кий князь с юно­сти пла­ме­нел лю­бо­вью ко Хри­сту и утвер­ждал­ся в пра­во­слав­ной ве­ре. Бла­го­че­стие и тер­пе­ние, лю­бовь к от­чизне и со­вер­шен­ная пре­дан­ность во­ле Бо­жи­ей от­ли­чи­ли бу­ду­ще­го стра­сто­терп­ца и ис­по­вед­ни­ка.
  Су­пру­га кня­ги­ня Ана­ста­сия про­ис­хо­ди­ла из ро­да ве­ли­ко­го кня­зя ки­ев­ско­го и от­ли­ча­лась ис­крен­ней ве­рой и бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Трое сы­но­вей – кня­жи­чи Фе­о­дор, Яро­слав и Кон­стан­тин – вос­пи­ты­ва­лись в бла­го­че­стии и стра­хе Бо­жи­ем.
  По­сле кон­чи­ны от­ца кня­зя Оле­га Бла­го­вер­ный Князь Ро­ман всту­пил на пре­стол об­шир­но­го Ря­зан­ско­го кня­же­ства, ко­то­рое в то вре­мя мед­лен­но оправ­ля­лось от та­тар­ско­го по­гро­ма. Свя­той Князь Ро­ман при­нял управ­ле­ние кня­же­ством с на­деж­дой на Про­мысл Бо­жий и период сво­е­го кня­же­ния су­мел со­хра­нить Ря­зан­ские зем­ли от но­вых ра­зо­ре­ний.
  Бла­го­вер­ный князь со сле­за­ми мо­лил­ся о сво­ей ро­дине и ста­рал­ся об­лег­чить участь ра­зо­рен­но­го на­ро­да. Сло­вом и при­ме­ром сво­ей жиз­ни он вну­шал окру­жав­шим лю­бовь к род­ной зем­ле и Свя­той Церк­ви. Та­тар­ские сбор­щи­ки да­ни (бас­ка­ки) зло­би­лись на свя­то­го кня­зя, так как он по­сто­ян­но удер­жи­вал их от на­си­лий и за­сту­пал­ся за оби­жен­ных. Од­на­жды один из бас­ка­ков до­нес ха­ну Мен­гу-Те­ми­ру, что Бла­го­вер­ный Князь Ро­ман ху­лит ха­на и по­но­сит его язы­че­скую ве­ру. Хан вы­звал Князя Роман в Орд­у на суд.
  От­прав­ля­ясь к ха­ну, Бла­го­вер­ный Князь Ро­ман рас­пре­де­лил меж­ду сы­но­вья­ми уде­лы сво­е­го кня­же­ства и при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. В Ор­де Свя­той князь в кле­ве­те «оправ­дал­ся, но бас­как на­у­сти мно­ги от кня­зей та­тар­ских, и они на­ча­ша ну­ди­ти его к ве­ре их». И по по­ве­ле­нию ха­на бла­го­вер­ный князь дол­жен был для сво­е­го оправ­да­ния при­нять ве­ру их. В по­ры­ве бла­го­че­сти­во­го него­до­ва­ния и люб­ви к ве­ре Хри­сто­вой «он же гла­го­ла к ним: “Не до­сто­ит пра­во­слав­ным хри­сти­а­ном, оста­вя ве­ру свою пра­во­слав­ную, прии­ма­ти ве­ру ба­сур­ман­скую”. То­гда на­ча­ша его би­ти. Он же гла­го­ла­ша: “Хрис­ти­а­нин есть, и во­ис­ти­ну, хри­сти­ан­ская ве­ра свя­та, а ва­ша та­тар­ская ве­ра по­га­на есть”». Та­та­ры пы­ла­ли яро­стью и скре­же­та­ли зу­ба­ми на свя­то­го, но, ви­дя непре­клон­ность, устре­ми­лись на него и на­ча­ли бить неми­ло­сти­во. «Хрис­ти­а­нин есть, – вос­кли­цал князь, осы­па­е­мый уда­ра­ми, – и свя­та во­ис­ти­ну ве­ра хри­сти­ан­ская!» Он хо­тел еще го­во­рить, но ему за­ткну­ли рот и, за­ко­вав це­пя­ми, бро­си­ли в тем­ни­цу. В душ­ном под­зе­ме­лье, свя­зан­ный по ру­кам и но­гам, Святой Князь Ро­ман осла­бе­вал те­лом, но укреп­лял­ся ду­хом. По­кор­ность Про­мыс­лу Бо­жию, быв­шая од­ной из ос­нов­ных доб­ро­де­те­лей его жиз­ни, под­дер­жи­ва­ла стра­даль­ца и вли­ва­ла в него но­вые си­лы для пе­ре­не­се­ния на­сту­пив­ших му­че­ний.
  Князь пред­чув­ство­вал, что его ожи­да­ет, и толь­ко мо­лил­ся. Жре­бий его уже был ре­шен ха­ном: он дал та­та­рам по­ве­ле­ние умерт­вить бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на. С же­сто­ки­ми ру­га­тель­ства­ми из­влек­ли му­че­ни­ка из тем­ни­цы и по­ве­ли на ме­сто каз­ни. Князь спо­кой­но шел на му­че­ние; на ли­це его от­ра­жа­лось чув­ство хри­сти­ан­ско­го сми­ре­ния и ду­шев­но­го спо­кой­ствия, ко­то­рые да­ют­ся в удел немно­гим, очи­стив­шим­ся в гор­ни­ле ис­ку­ше­ний. Ис­по­вед­ник Хри­стов не стра­шил­ся уме­реть за Него, но не знал, что ожи­да­ет его ужас­ней­шая из смер­тей – смерть мед­лен­ная. При­шед­ши на ме­сто каз­ни, свя­той в по­след­ний раз ре­шил ис­пы­тать си­лу сво­е­го сло­ва над вар­ва­ра­ми и на­чал уко­рять их в суе­ве­рии и же­сто­ко­сти, гро­зил им гне­вом Бо­жи­им. Ему от­ре­за­ли язык, а за­тем пре­да­ли страш­ным му­кам: вы­ко­ло­ли гла­за, об­ре­за­ли гу­бы. Бес­че­ло­ве­чие му­чи­те­лей не по­ща­ди­ло ни од­но­го чле­на стра­даль­ца, святого страс­то­терп­ца ру­би­ли по ча­стям: сна­ча­ла от­ня­ли пер­сты рук и ног, по­том от­сек­ли ру­ки и но­ги. «И яко оста­ся труп един, они же одра­ша ко­жу от гла­вы его и ко­пие во­з­о­ткну­ша».
  Свя­тые мо­щи му­че­ни­ка Ро­ма­на Ря­зан­ско­го бы­ли тай­но пе­ре­не­се­ны в Ря­зань и там с бла­го­го­ве­ни­ем пред­аны зем­ле. Ме­сто по­гре­бе­ния оста­лось неиз­вест­ным. Цер­ков­ное по­чи­та­ние бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на в ли­ке свя­тых на­ча­лось сра­зу же по­сле его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. 
  В 1812 го­ду, в день па­мя­ти бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на, рус­ские вой­ска одер­жа­ли первую по­бе­ду при Кля­сти­цах. В па­мять об этом на стене мос­ков­ско­го хра­ма в честь Хри­ста Спа­си­те­ля был на­пи­сан об­раз свя­то­го кня­зя Ро­ма­на. По пре­да­нию, на ико­нах бла­го­вер­ный князь изо­бра­жал­ся так: «Князь не ста­рых лет, с во­ло­са­ми ру­сы­ми, куд­ря­вы­ми, па­да­ю­щи­ми на пле­чи тон­кою вол­ною, в со­бо­льей шу­бе на пле­чах, в бар­хат­ной под­дев­ке; пра­вая ру­ка про­стер­та на мо­лит­ву, а ле­вая дер­жит го­род с цер­ко­вью».
  День память Святого Бла­го­вер­ного Князя Ро­мана Ря­зан­ского совершается 23 июня и 1 августа.
  В магазине "ОбразЪ" Вы можете приобрести изделия с образом Святого Бла­го­вер­ного Князя Ро­мана Ря­зан­ского.